Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

story

Пятничных инструментов

Вот говорят, что Россия - "страна Советов", но книжки с советами на Западе пекутся и продаются как горячие пирожки.

Одна из таких сегодня у нас в гостях. Алан Фокс, "Инструменты развития".
Чтобы не размениваться на страницы, сегодня играем прямо по инструментам от 1 до 53.
Загадывайте и запрашивайте в комментариях!

  • puho

История про жирафовый хлеб

Екатерина Соломеина дизайнер, основатель Future London Academy и отличный рассказчик. Ее можно слушать бесконечно.

В одном из своих рассказов про хороший дизайн она привела историю, которую я ну никак не могла не утащить для нашего сообщества.

Жила-была в Лондоне трехлетняя девочка Лили. Вместе с мамой она приходила в магазин Sainsbury и выбирала разную еду. В том числе ей нравился "тигриный хлеб".

Вот только к названию были вопросы.
Почему же тигриный, думала Лили? Если на нем пятнышки, как у жирафа.

Тогда Лили (не без помощи своей мамы) написала письмо в отдел по работе с покупателями универмага. Самое интересное начинается прямо здесь. Ей ответили, поблагодарили за идею и обещали переименовать хлеб в жирафий.



А потом переименовали.
Британские социальные сети захлебнулись от восторга.

Компания получила жирный плюс в карму за умение прислушиваться к доводам рассудка, пусть даже они пришли от трехлетней девочки.



Источник: http://www.j-sainsbury.co.uk/giraffebread

Наука сторителлинга: почему рассказывание историй самый действенный способ акивировать наш мозг.

Перевод статьи с http://lifehacker.com/5965703/the-science-of-storytelling-why-telling-a-story-is-the-most-powerful-way-to-activate-our-brains, опубликован в паблике Сторителлинг: как написать свою историю.

Хорошая история может создать или разрушить презентацию, статью, разговор. Но почему так? Когда сооснователь "Buffer" Лео Видрич начал продавать свой продукт с помощью историй, а не списка преимуществ, количество регистраций превысило все мыслимые и немыслимые пределы. Здесь он делится с нами наукой, почему сторителлинг настолько уникален и в то же время могуществен.

В 1748 году английский политик и аристократ Джон Монтагу, 4й граф из рода Сэндвич, провел очень много свободного времени, играя в карты. И получил неслыханное удовольствие от возможности одновременно играть в карты одной рукой и перекусывать. Итак, у него родилась идея: нужно положить котлету между кусками хлеба, и тогда можно будет одновременно и играть, и есть. И его изобретенный "сэндвич", как стал называться такой бутерброд, оказался одним из самых популярных пищевых новшеств западного мира в то время.

Знаете, что интересно? Что вы теперь никогда не забудете историю о том, кто изобрел сэндвич. Ну, или, по крайней мере, это намного менее вероятно, чем в том случае, когда мы бы просто представили информацию в виде пунктов или голыми фактами.

Вот уже в течение более чем 27 000 лет, с тех пор как были обнаружены первые наскальные рисунки, рассказывание историй стало одним из фундаментальных способов коммуникации. Но как же мы можем использовать сторителлинг для своей выгоды?

Наш мозг любит истории: как он активизируется, слыша их.
Мы все обожаем слушать истории, будь это роман, фильм или просто что-то, что объясняет друг. Но почему же мы сильнее вовлекаемся, когда слышим рассказ о событии?
На самом деле, все довольно просто. Если мы смотрим презентацию "по пунктам", в мозгу активируется определенная часть, которую ученые называют Broca's area или Wernicke's area. В общем и целом, стандартные пункты затрагивают языковую часть нашего мозга, где мы преобразуем слова в значения. И все, больше ничего не происходит.

Но когда нам рассказывают истории, положение вещей кардинально меняется. Не только языковые функции нашего мозга становятся активнее, но и все остальные части, которые активировались бы, проживи мы эту историю в реальности.

Если кто-то рассказывает нам о том, какой невероятно вкусной была еда, чувствительная часть коры головного мозга включается, а за ней и двигательная. "Такие метафоры как "У певца был бархатный голос" и "Его руки были грубыми" обращаются именно к чувствительной части. Итак, мы просканировали несколько наших участников в то время как читали предложения: "Джон схватил объект" и "Пабло ударил по мечу". Результаты показали, что область мозга, координирующая движения тела, стала активной.



История может заставить весь мозг работать. И даже более того: когда мы рассказываем историю кому-то, кто сильно повлиял на наше мировоззрение, мы оказываем на них тот же эффект. Мозг того, кто говорит и того, кто слушает, может синхронизироваться, говорит Юри Хэссон из Принстона: "Когда женщина говорила по-английски, и волонтеры понимали ее, одни и те же участки мозга становились активными в одно и то же время как у нее, так и у них. Рассказывая истории, она смогла "поместить" идеи, мысли и эмоции в головы слушателей".

Вы можете помочь людям прочувствовать практически все из того, через что прошли вы. Итак, мы знаем, что истории усваиваются лучше, чем факты. Но вопрос-то остался. Почему?

Ответ очень прост: мы так устроены. Если история проста, это связь причины и результата. Да мы же так и думаем: мы создаем истории в голове целый день, собираясь купить овощи или планируя домашние дела, и для каждого действия или разговора мы опять же креативим истории. Личный опыт и сплетни - это 65% наших бесед.

Итак, когда бы мы не услышали историю, мы пытаемся связать ее с нашим уже существующим опытом. Поэтому так хорошо работают метафоры. Пока мы пытаемся вспомнить похожий опыт, который был у нас, активируется "островок головного мозга", та часть, что связывает услышанное с теми же ощущениями боли, радости или неприязни.

В Йельском университете был проведен интересный эксперимент: волонтеров попросили придерживать в руках кофе в то время, как им рассказывали про человека. В зависимости от того, был этот кофе холодным или горячим, они описывали человека как приятного или нет.

Как это можно использовать.
Бывали ли у вас ситуации, что друг поделился с вами историей, а через две недели вы выдаете ему ту же самую мысль, но считаете ее вашей? Это абсолютно нормально, но в то же время, это самый действенный способ заставить людей разделить ваши мысли и идеи, как будто на самом-то деле это их собственные мысли. А чем проще история, тем сильнее она "прилипает".

И короткий факт напоследок: стандартные клише, которые мы используем ежедневно, типа "тяжелый" день, воспринимаются мозгом как заученные и не вызывают никаких эмоций. Помните это, когда будете писать следующую историю.
  • puho

Хемингуэй. Как пишется в кафе

Оригинал взят у masterskietexta в Хемингуэй. Как пишется в кафе



Я прошел мимо лицея Генриха Четвертого, мимо старой церкви Сент-Этьен-дю-Мон, по продутой ветром площади Пантеона, свернул направо и вышел наконец на подветренную сторону бульвара Сен-Мишель и по нему, мимо Клюни и бульвара Сен-Жермен, добрался до площади Сен-Мишель, где знал хорошее кафе.

Это было приятное кафе, теплое, чистое, приветливое, и я повесил свой плащ сушиться, положил свою поношенную шляпу на полку над скамьей и заказал кофе с молоком. Официант принес кофе, я вынул из кармана блокнот и карандаш и начал писать. Я писал о Мичигане, и, поскольку день был холодный, дождливый, ветреный, такая же погода была в рассказе. И в детстве, и в юности, и взрослым я видел, как кончается осень, и писать об этом в одном месте было лучше, чем в другом. Это называется пересадить себя, так я думал, и людям иногда это так же необходимо, как другим растущим организмам.

Но в рассказе ребята пили, мне тоже захотелось, и я попросил рома «Сент-Джеймс». Он показался вкусным в этот холодный день, и я продолжал писать, мне было хорошо, и добрый мартиникский ром согревал тело и душу.

В кафе вошла девушка и села отдельно за столик у окна. Она была хорошенькая, со свежим, как только отчеканенная монета, лицом, с гладкой благодаря дождю кожей и черными как вороново крыло волосами, наискось срезанными над щекой.

Я смотрел на нее, она меня беспокоила и очень волновала. Мне хотелось поместить ее в рассказ или еще куда-нибудь, но она села так, чтобы наблюдать и за улицей, и за входом, — я понимал, что она кого-то ждет. И продолжал писать.

Рассказ писался сам собой, и мне было трудновато поспевать за ним. Я заказал еще рома «Сент-Джеймс» и посматривал на девушку всякий раз, когда отрывался от письма или затачивал точилкой карандаш, с которого на блюдце под моим стаканчиком опадала кудрявая стружка.

Я увидел тебя, красотка, думал я, и теперь ты моя, кого бы ты ни ждала, и пусть я больше никогда тебя не увижу, ты принадлежишь мне, и Париж принадлежит мне, а я принадлежу этому блокноту и этому карандашу.

Я вернулся к письму, глубоко погрузился в рассказ и потерялся в нем. Теперь писал я, он не сам писался, и я уже не отрывал глаз от бумаги, забыл о времени, о том, где я, и больше не заказывал рома «Сент-Джеймс». Потом рассказ закончился, и я почувствовал сильную усталость. Я прочел последний абзац, поднял голову и посмотрел, где девушка, но ее уже не было. Надеюсь, она ушла с хорошим человеком, подумал я. Но мне было грустно.

Я закрыл блокнот с рассказом, засунул во внутренний карман и попросил у официанта дюжину португальских устриц и полграфина сухого белого вина. Дописав рассказ, я всегда чувствовал опустошенность, было грустно и радостно, как после любви в постели, и я не сомневался, что получился очень хороший рассказ, хотя окончательно в этом уверюсь, когда прочту его завтра.

Эрнест Хемингуэй, «Праздник, который всегда с тобой»
сан-себастьян

Откуда берутся истории?

Оно само...

Эта фраза звучит у меня в голове, как заевшая пластинка. Спроси: как ты это написала? Как тебе в голову пришло такое сравнение или метафора? Почему подобрала такое слово? И я отвечу: не знаю, оно само. Для меня вот это «оно само» есть истинный показатель искренности и таланта.

Ты будто не вмешиваешься вовсе в писательский процесс. Это он вмешивается в тебя. В пальцы. В мысли. В неожиданно выпрямленную спину… «Оно само» проходит сквозь тебя электрическим током, проникает всюду, прорастает везде, раскидывает свои семена там, где ему вздумается. «Оно само» нападет на тебя в душе, застаёт за звонким мытьём посуды и меланхоличным помешиванием борща. Нагло вмешивается в важный диалог, напрочь заглушая речь собеседника. Оно само решает, когда ему прийти, и уж тем более не спрашивает разрешения, чтобы удалиться. Оно требовательно сучит ножками, как истеричный ребёнок в магазине игрушек, и просится на бумагу.

И ты бежишь записывать, потому что знаешь уже:

  • оно не будет повторять дважды,

  • оно капризно и непредсказуемо,

  • оно обидится на невнимательность,

  • оно вспыльчиво и забывчиво.


Ты преданно служишь проводником между эфирной незримой материей и готовой картиной, расшитой буквами нужных цветов и оттенков. Опутанный, очарованный, загипнотизированный, ты быстро-быстро штрихуешь портрет будущего творения, а потом неспешно и медитативно разукрашиваешь сегменты яркими словечками и выпуклыми фразами.

Когда «оно само» изливается и затихает, ты задерживаешь дыхание, отходишь на пару шагов назад и критически оглядываешь то, что успелось зафиксировать. Без капризного присмотра и без страха забывчивости ты уже способен править углы, сглаживать корявости, но всё никак не поймёшь, откуда всё это родилось. Ведь ты вроде как и не причем… Оно само написалось.

(с) Писать легко!
  • puho

Совы, бисквитные лавки и мужчины-сладкоежки

Некоторые владельцы симпатичных петербургских кафе делятся своими историями.
Каково это, владеть бисквитной лавкой и улыбаться, слушая, о чем говорят ее посетители?

Послушаем жж-юзера sovushka:

...Люблю я затаившись в уголке своей лавке сидеть и тихонечко наблюдать за людьми. По-доброму так. Вот слышишь восторженные фразы о том, что это самые вкусные пирожные в их жизни, что они приведут сюда своих друзей и то, как знающие рассказывают историю создания «Совы». Конечно, они добавляют чего-нибудь свое, фантазию или услышанную где-нибудь сплетню. Так получаются легенды.

Они наслаждаются ароматным кофе и знать не знают, что я-то всеее знаю, что я сижу в своем кресле и тихо радуюсь, и внутри меня танцуют ламбаду тысячи бисквитных сов. Ну, правда. Я аноним и инкогнито, но так круто знать, что ты и вся команда «Совы» несет людям добро, улыбки и… не знаю, какую-то душевность. Не натяжную, а искреннюю и открытую.

А вы вот знаете, что взрослые и суровые на вид мужчины большие сладкоежки? С каким удовольствием они проглатывают чизкейки?.. Вот так ломаются стереотипы о том, что сладкое любят только дети и женщины. Неправда! Сладкое все любят. А ещё забавно наблюдать за компанией интеллигентных бабушек, которые собираются за большим столом и хохочут, и шепчутся, как девчонки. Думаешь, ну, чего они так себя ведут, уже как-то не по статусу… А потом тормозишь этот консервативный поток мыслей и думаешь «да что это я! Пусть веселятся сколько им угодно, здорово ж!» И так хорошо становится…Просто хорошо, что привычное становится другим. Ни плохим, ни хорошим, а другим.

Источник: http://sovushka.livejournal.com/12122.html
  • puho

Лайфхак: как улучшить память, заменив списки задач написанием рассказов

Перепост нашумевшей пару недель назад перевода статьи с Lifehacker. За перевод спасибо "ЦП", за совет присмотреться к статье — Оле little_flute. А вспомнила я про этот перевод благодаря вчерашней записи об отчетах в рассказах.

Не читали про списки задач в рассказах? Читаем!

Редактор ресурса Lifehacker Торин Клосовски предложил отказаться от ведения органайзеров и списков дел — и начать вместо них сочинять рассказы о планах на завтра.

Свой эксперимент Торин начал два месяца назад. Каждый вечер он пишет план на следующий день — расписание, задачи, покупки — в форме рассказа. «Конечно, мои опусы не тянут на Пулитцеровскую премию, но они помогают мне лучше организовать день и, что самое главное, действительно запомнить всё, что я должен сделать», — говорит Клосовски.

Основная идея заключается в том, чтобы охватить все детали следующего дня и придать им некоторый смысл — так, как мозг придает смысл всему, что происходит — с помощью простой и короткой истории. На эту мысль Торина натолкнуло интервью с нейробиологом Полом Броксом на портале Radiolab. В подкасте ученый упоминает теорию о том, что личность — не более чем рассказ человека о самом себе.

В некотором смысле написание историй ничем не отличается от остальных техник составления расписаний — чтобы к ней привыкнуть и приспособиться, понадобится некоторое время. Поначалу идея выписывания задач в форме сюжета звучит как пустая трата времени, и в течение первых нескольких дней так оно и есть. «Но я довольно быстро втянулся в процесс — и уже через неделю практически отказался от всех остальных способов планирования».

Шаг 1: На первых порах следует использовать календарь и список дел

Первое время, пока новая практика еще не вошла в привычку, использовать календари все-таки придется, но со временем этот шаг можно будет опустить. Итак, первым делом нужно получить представление о том, что именно должно быть сделано на следующий день — в этом помогут уже существующие списки задач.

Шаг 2: Формирование полной «карты дня»

Далее следует объединить все задачи и цели и обдумать, какое время лучше всего подходит для выполнения того или иного пункта получившегося списка. Вот пример, который приводит Клосовски:

Подъем — 5:30
Написание материала для Lifehacker — 7:00-8:30
Зарядка — 10:30-11:15
Звонок стоматологу
Обед — 12:00
Работа над статьями — 12:30-16:00
Продуктовый магазин. Сказать что-нибудь случайному прохожему. Вернуть диски в прокат
Уборка в ванной

Шаг 3: Сочинение рассказа от третьего лица
Collapse )
  • puho

Драгоценные дары, или что для меня значил сторителлинг в прошлом году

Одной из важных тем прошлого года для меня был сторителлинг - рассказывание историй.

Я думала об историях, я училась писать истории, я даже прошла половину курса по сторителлингу от Потсдамского университета. Но самое главное - я прочитала миллион историй и много думала о том, почему некоторые из них меня зацепили, а некоторые - нет. Как говорил Набоков, хороший писатель начинается с хорошего читателя.

Из всех этих исследований я сделала только один вывод. Запоминаются, захватывают, интересны - истории, в которых описывается личный опыт. Из которых видно, что автора самого зацепило произошедшее. Когда история сидит внутри и бродит и беспокоит, а единственный шанс унять ее - это рассказать. Ситуация цепляет тебя, ты рассказываешь ее и цепляешь слушателей. Хорошие истории заразны.

Когда я думаю о хороших историях, я думаю об Анис Ибрахим и ее октябрьском рассказе. Поэтому под конец нашего пребывания в Индии я перевела его, чтобы поделиться.

Драгоценные дары

Оригинал: Precious, Anis Ibrahim

Жара стояла невероятная, но уличные запахи были еще сильнее. К счастью, попадались и приятные: например, теплый привкус специй.

Я оказалась в Ченнае в мае, в самый разгар индийского лета. По улицам текли реки людей. Люди были разного цвета, разной формы и пахли тоже разнообразно. Дополняя уличный аромат, на обочине громоздились лотки с горками тмина, куркумы и карри.

Это был мой последний день в Индии. Друзья разбежались по магазинам за сари и другими подарками, а я решила пойти гулять.

Через полтора часа полуденной жары пришло время отдохнуть и выпить что-нибудь в тишине. Я нашла маленькую чайную в переулке, вдалеке от уличного шума, и села за столик.

Владелец чайной принял у меня заказ. Он был очень худым, а его лоб, по религиозному обычаю, украшала полоска кумкума.

- Мне масала чай, пожалуйста.

В обычный день на такой жаре я бы попросила кока-колы со льдом, но все-таки это был мой последний день в Индии. Кола подождет, сегодня я пью настоящий индийский чай со специями и молоком.

Три длинных гудка привлекли мое внимание. Шелудивая собака уже некоторое время болталась посередине дороги, а теперь уселась почесаться прямо перед грузовиком. “Он бы точно не стал так яростно сигналить корове”, - подумала я.

Появился мой масала чай, а минут через десять показалась и она. Маленькая девочка в коричневом платье до колена и черных шлепанцах. Я уже ее видела, когда она шла мимо чайной, не отрывая от меня глаз. Наверное, рассмотрела меня с безопасного расстояния и решила подойти.

"Купишь что-нибудь?" - спросила она, показывая на связку своих товаров. Не дожидаясь ответа, достала пару тряпичных кошельков-чехлов и бережно протянула мне по очереди, держа их обеими руками, как драгоценные дары.

Collapse )