Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

  • puho

Две абсолютно разных истории

Взглянем же — об одном и том же человеке можно рассказать две абсолютно разных истории. Потрясающее, вольное детство в декорациях Геккельберри Финна, взаимная любовь, жизнь в другой стране, путешествия, образование мечты, после депрессии — мощное возрождение в личном, экономическом и профессиональном плане. Ну просто конфетка. Да, это обо мне.

Но ту же жизнь можно представить и по-другому: хаотичная семья, где ссоры и обвинения не смолкали ни на день, постоянные болезни, непрекращающийся abuse, вечная нехватка денег, два брошенных образования, а законченное — ни о чем, нелепые влюбленности, нелепые притязания, годы в метаниях между учебой и поденными работами, ноль в личной жизни, ноль в стабильности. Тоже обо мне.

Так где же правда? Повсюду.

С некоторых пор я делю истории на empowering и disempowering, то есть на те, что заставляют чувствовать себя сильным и способным что-то сделать, и те, что убеждают в том, что все бесполезно.

Источник: http://daretomisfit.com/2017/03/31/bird/
  • puho

Даниэль Канеман. Жизнь как история

В самом начале своей работы над измерением ощущений я попал на представление «Травиаты» Верди. Опера славится великолепной музыкой, но это еще и трогательная история любви молодого аристократа и Виолетты — дамы полусвета. Отец юноши убеждает Виолетту отказаться от возлюбленного, чтобы спасти честь семьи и будущий брак сестры молодого человека. Жертвуя собой, Виолетта отвергает любимого. Вскоре она заболевает чахоткой (в XIX веке так называли туберкулез). В финале умирающая Виолетта медленно угасает, окруженная немногими друзьями. Ее возлюбленный, узнав об этом, спешит в Париж, чтобы увидеться с ней. Виолетту переполняет радостное ожидание, но силы ее быстро тают.

Сколько бы раз вы ни слушали эту оперу, в финале вас охватывает напряжение и тревога: успеет ли возлюбленный? Для него важно повидаться с любимой. Он, конечно, успевает, звучат несколько волшебных любовных дуэтов, и после 10 минут восхитительной музыки Виолетта умирает.

По дороге домой я задумался: чем для нас так важны эти последние 10 минут? Стало ясно, что меня вовсе не волнует, сколько лет прожила Виолетта. Если бы мне сказали, что она умерла в 27 лет, а не в 28, как я считал, то пропущенный год счастливой жизни меня вовсе не тронул бы; но возможность пропустить последние 10 минут значила много. Кроме того, чувства, которые я испытывал от воссоединения влюбленных, не изменились бы, узнай я, что они провели вместе не 10 минут, а целую неделю. А вот если бы юноша опоздал, «Травиата» стала бы совсем иной историей. Всякая история повествует о важных событиях и памятных моментах, а не о течении времени. Для нее естественно игнорирование длительности событий, и конец часто определяет ее суть. Одни и те же основные свойства проявляются в правилах нарратива и в воспоминаниях о колоноскопии, отпуске и фильмах. Так работает вспоминающее «я»: оно составляет истории и хранит их для будущего использования.

Не только в опере мы представляем жизнь в виде истории и хотим, чтобы все кончилось хорошо. Если нам рассказывают о гибели женщины, много лет не видевшей дочь, мы хотим знать, встретились ли они перед смертью. Нас волнуют не только чувства дочери; мы хотим улучшить повесть о жизни матери. Наша забота о людях часто выражается в заботе о качестве их истории, а не в заботе об их чувствах. Нас трогают события, меняющие историю уже умерших людей. Если человек умер, веря в любовь жены к нему, мы жалеем его, узнав, что она много лет держала любовника, а с мужем не расставалась только ради его денег. Нам жалко мужа, хотя он прожил счастливую жизнь. Мы сочувствуем унижению ученого, сделавшего великое открытие, которое после его смерти оказалось ошибкой, забывая, что сам он никакого унижения не испытал. Больше всего, разумеется, мы переживаем за «повесть» своей собственной жизни и очень хотим, чтобы история вышла хорошей, а герой — достойным.
Collapse )
  • puho

Art of storytelling: курс на английском от Pixar

Оригинал взят у mi3ch в истории



Студия Pixar запустила бесплатный онлайн-курс по сторителлингу. Чтобы стать слушателем, достаточно зарегистрироваться, тоже бесплатно, на обучающем ресурсе Khan Academy.

Пока что доступен только первый урок - «Мы рассказываем истории». Второй урок, «Характеры», отроется на следующей неделе. Курс продлится весь 2017 год, дальнейшие уроки включают лекции по сторибордам, созданию эмоциональных сцен и т.д.

  • puho

Сергей Максимишин. Фотограф как рассказчик

Один из ведущих фотожурналистов России, обладатель премии World Press Photo, автор двух книг и преподаватель — о своем курсе «Фотограф как рассказчик».

Камера – это ловец отражений направленного внутрь нас зеркала. Она бесстрастно и беспристрастно выводит на поверхность то, кем является каждый их нас. Борцами или нарциссами, наблюдателями или сочувствующими. Полными любви или сомнений, удивления или боли. В руках мудрого и ироничного Сергея Максимишина камера всегда была и будет инструментом рассказа. Чуткий и удивительный лектор, обладатель множества российских и международных наград, преподаватель, автор двух книг, неизменно зачаровывающий каждого, кому когда-либо доводилось вживую слышать его истории о фотографических приключениях, Сергей Яковлевич с легкостью влюбляет в свой талант, в каком бы проявлении тот не явился зрителям. Мы следим за его красочными постами в социальных сетях, возвращаемся к знаковым сериям о питерской фабрике наглядных пособий, Маше и Яше, беспризорниках на чердаке близ Невского и оленеводах с Ямала. Кажется, что за спиной этого необыкновенного человека такой эмоциональный багаж, что его историям, словно сказкам Шахерезады, нет конца.


Bleek Magazine: Сегодня мы хотели бы поговорить с вами не о творчестве, а о преподавательской деятельности, а именно — о курсе «Фотограф как рассказчик». Что показывает ваш опыт: можно ли научить фотографии? И с чего начинается такое научение?

Сергей Максимишин: Стоит сразу уточнить: я не преподаю техническую сторону фотографии, ко мне приходят люди, которые уже умеют снимать. Название курса говорит само за себя: его основная задача – объяснить студентам, как рассказывать истории с помощью фотографии. То есть речь идет скорее о журналистике, драматургии, сюжете и так далее. Выдержку и диафрагму люди где-то осваивают без меня, потому что о технике фотографии и композиции я как раз рассказываю не самым лучшим образом. А вообще, научить, мне кажется, можно всему. Более того, делать красивую карточку, наверное, даже и не очень сложно. Здесь как в музыке: бывают люди со слухом, бывают люди без слуха, бывают — и с абсолютным слухом. Человеку без слуха, конечно, придется тяжело, но такие бывают редко. Слух есть – научить можно. А если он еще и абсолютный, то достаточно просто показать, на какую кнопочку нажимать, дальше человек уже сам все сумеет.

Навыки в фотографии по сути те же, что при игре на фортепьяно. Это некая совокупность приемов, которые можно освоить. Сложнее – другое: научить быть рассказчиком.


Collapse )
  • puho

Два вопроса к тексту

Оригинал взят у masterskietexta в Задание 99. Два вопроса к тексту

Шерил Стрейд пишет:

«Я всегда прошу студентов рассказать: 1) Что произошло в этой истории? и 2) О чем эта история?»

Попробуйте взять любую историю и сформулировать ответы на эти вопросы.

story

Истории в помощь родителям

"Если вы скажете подростку что ему делать - играй честно, будь собой, не доверяй незнакомцам - он не услышит ни звука, привычно приглушив громкость родительских нотаций. А если показать к каким последствиям ведет тот или иной выбор в реальном мире, с реальными людьми - воздействие будет гораздо глубже"
Это цитата из описания книги "Parenting with a Story". "Взращивая историями", перевела бы я её название. 101 история людей всего мира  помогают прояснять кто мы и как стоит относиться к другим.
Интересно, через сколько лет такой parenting доберется до русскоязычных публикаций
  • puho

"Час благодарности", "хорошее или новое" и "пижамный день"

В Берлинской школе ESBZ разработан необычный процесс укрепления сообщества коллег и доверия в нем, основанный на рассказывании историй, — «час благодарности» (praise meeting). Каждую пятницу после обеда вся школа — ученики, учителя, административный персонал — собираются вместе на час в большом зале. Сначала они поют вместе песню, чтобы почувствовать общность. Все оставшееся время никак не расписано. На сцене стоит открытый микрофон, и есть одно общее правило: мы здесь для того, чтобы поблагодарить друг друга. И следующие 50 минут ученики и учителя, если чувствуют потребность, выходят на сцену, берут микрофон и воздают должное или просто благодарят другого ученика или учителя за что-то, что те сделали или сказали на этой неделе. Затем говорящий возвращается на место, а на сцену идет кто-то еще. Каждый выступающий рассказывает, что важно, небольшую историю о двух людях (рассказчике и том, кого чествуют или благодарят), показывающую их с новой стороны, в трудах и победах.

Эти истории стирают границы между учителями и учениками. Борьба с трудностями — часть человеческого бытия, каждый из нас иногда приходит в отчаяние, не может разобраться, заходит в тупик и нуждается в помощи. Но каждый из нас наделен и даром сочувствия, испытывает потребность поиска путей предложить свою поддержку, заботу и дружбу. Требуется определенная смелость, чтобы встать и похвалить других публично, но в Берлинской школе это стало обычным внутренним процессом. Ученики не стесняются рассказывать истории, звучащие забавно, трогательно, откровенно. Ученики и учителя считают еженедельные собрания отличительной чертой школы, процессом, определяющим ее необычайный дух, атмосферу сотрудничества, взросления.

Ozvision — японская интернет-компания, насчитывающая 40 сотрудников, в ней много экспериментируют с новаторскими подходами к менеджменту. Компания разработала два интересных внутренних процесса, включающих рассказывание историй. Каждое утро люди там собираются вместе своими командами для быстрого совещания под названием «хорошее или новое», нечто вроде проверки перед рабочим днем. Внутри каждой команды из рук в руки переходит кукла, как знак того, что можно высказываться. Тот, кто ее держит, может поделиться с остальными чем-то новым (это может быть то, над чем он работает, достойные внимании новости из периодики, личной жизни) или чем-то хорошим, просто трогательной историей, которой хотелось бы поделиться с коллегами, связанной или не связанной с работой. Хороший способ начать рабочий день с короткого и радостного момента, нечто вроде ритуала, напоминающего: «Давайте осознаем, что мы здесь, мы коллеги и в то же время мы люди».

Collapse )
  • linxxa

Нарраторика и ее путь героя

Сегодня исполняется ровно 2 года с начала существования Нарраторики, первой школы нарративного дизайна и сценаристики. Но это сейчас она так пафосно и официально звучит, когда-то Нарраторика была всего-лишь “чем-то вроде клуба по интересам” кучки упоротых разработчиков компьютерных игр.


плашка2.jpg


2 года - солидный срок. Давайте вспомним, с чего все начиналось, как закрутилось и во что в итоге вылилось. Ретроспективно пройдем еще раз наш “путь героя” - только в этот раз не персонажа, а целой школы. Это будет история одной мечты, которая началась как тихая мысль, потом окрепла до тихого слова, потом это слово становилось все громче и громче, пока не превратилось в боевой клич. Я надеюсь, что эта история вдохновит вас идти к собственным мечтам и превращать их в планы.


Это моя весть и весть Нарраторики - возможно все. Пришла пора забыть про страх и сомнения и делать то, что должно. Потому что если не вы - то кто?

Collapse )

  • puho

Том Асакер. Жизнь – наша история

Британский психолог Ричард Грегори написал: «Процесс восприятия предусматривает выбор (всегда спорный, вроде пари) той интерпретации сенсорных данных, которая наибо- лее вероятна в условиях существующих реалий. С помощью органов чувств мы строим что-то вроде гипотез, благодаря которым из сенсорных данных выводится объективная реальность».

Эти гипотезы, убеждения продиктованы теми историями, которые мы себе рассказываем, которые подсказывают наши воспитание, культура, образование и опыт. И в первую очередь теми качествами, которые мы приписываем сами себе – главному герою каждой нашей увлекательной истории.

Вспомните свою жизнь – и она представится вам как согласованное, последовательное и эмоциональное повествование о произошедших с вами событиях. Мы описываем ее так, будто она состоит из отдельных глав, например «Детство» и «Школьные годы». Там есть конкретные персонажи и важные сцены. Наше сознание придает осмысленность и общую структуру обрывочным данным и запутанным ситуациям, чтобы выстроить случайные жизненные повороты в стройный ряд обоснованных событий.

Эмерсон когда-то сказал, что истории как таковые не существуют, есть только биографии людей. Истории, которые мы придумываем о прошлом, – не Истина (с большой буквы). Это наша личная фантазия, результат работы мыслительного механизма, склонного находить смысл во всем происходящем. Но, как и все другие творения разума, история влияет на нас. Визуализация роли каждого человека в ситуации не только формирует наше представление о самих себе, но и определяет поведение. Мы действуем в соответствии с тем, кем мы себя представляем.

Мы живем нашими историями. Мы выбираем одежду и средства передвижения, которые соответствуют нашим представлениям о самих себе и о том, кем мы хотим стать. Мы выстраиваем отношения и выбираем информацию, стараясь подсознательно подтвердить свои убеждения, чтобы ощутить гордость и радость от своей точки зрения. Нас олицетворяют любимые книги и музыкальные произведения. Наши лучшие друзья во многом похожи на нас.

Мы надеемся придать смысл нашей жизни, корректируя наши истории – компонуя и изменяя по своему усмотрению принятые нами решения, чтобы создать достоверные истории о самих себе: таких, какими видим себя мы и окружающие. Один из основных элементов этого творческого процесса – наше желание самостоятельно управлять созданием своей истории.

("Основа убеждений", книга Тома Асакера)
  • linxxa

Онлайн-курс по сценаристике компьютерных игр и нарративному дизайну

Все, ребят, хватит это терпеть. Случилось. Настало. Сбылось! Нарраторика запускает свой первый образовательный онлайн-курс по сценаристике компьютерных игр и нарративному дизайну.

На сегодняшний день на русском языке нет ни одной образовательной программы по сценаристике компьютерных игр и нарративному дизайну. Есть разовые лекции и короткие мастер-классы. Миссия Нарраторики — собрать разрозненное и выстроить в сбалансированную программу обучения.

Сперва я написала такое типичное ура-письмо про мечты, "хотите ли вы стать сценаристом" и все такое. Но шаблонное маркетинговое обращение не цепляет даже меня саму. Не передает значимости момента. Не содержит в себе настоящих чувств, которые сейчас фейервеком взрываются у меня внутри, когда я пишу это письмо. Первое письмо рассылки Нарраторики.

Поэтому скажу своими словами.

Курс Нарраторики по сценаристике игр и нарративному дизайну - это моя мечта. Когда 5 лет назад я только стала сценаристом игр, ничего похожего не было. Ничего вообще не было.

Я тысячу раз пыталась сделать курсы по игросценаристике оффлайн и тысячу раз терпела поражение. Но не опустила рук. С 1 сентября я начну первый двухмесячный онлайн-курс по сценаристике компьютерных игр и нарративному дизайну, и ничто не сможет меня остановить. Делаю то, что нужно было мне как воздух 5 лет назад. Делаю то, что должна была сделать еще 2 года назад.

Присоединяйтесь! Давайте на борт. Прием открыт. Все, что вы хотели знать о сценаристике игр и нарративном дизайне - мы вместе разберем, пройдем, проработаем. Вылепим новое профессиональное сценаристское сознание дизайнера. Научимся думать и смотреть по-новому. Научимся по-новому рассказывать.

На текущий момент на курсе осталось 19 мест.

Подробности, описание курса и условия участия по ссылке:
http://narratorika.com/onlinecourse/