Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

  • puho

Даниэль Канеман. Жизнь как история

В самом начале своей работы над измерением ощущений я попал на представление «Травиаты» Верди. Опера славится великолепной музыкой, но это еще и трогательная история любви молодого аристократа и Виолетты — дамы полусвета. Отец юноши убеждает Виолетту отказаться от возлюбленного, чтобы спасти честь семьи и будущий брак сестры молодого человека. Жертвуя собой, Виолетта отвергает любимого. Вскоре она заболевает чахоткой (в XIX веке так называли туберкулез). В финале умирающая Виолетта медленно угасает, окруженная немногими друзьями. Ее возлюбленный, узнав об этом, спешит в Париж, чтобы увидеться с ней. Виолетту переполняет радостное ожидание, но силы ее быстро тают.

Сколько бы раз вы ни слушали эту оперу, в финале вас охватывает напряжение и тревога: успеет ли возлюбленный? Для него важно повидаться с любимой. Он, конечно, успевает, звучат несколько волшебных любовных дуэтов, и после 10 минут восхитительной музыки Виолетта умирает.

По дороге домой я задумался: чем для нас так важны эти последние 10 минут? Стало ясно, что меня вовсе не волнует, сколько лет прожила Виолетта. Если бы мне сказали, что она умерла в 27 лет, а не в 28, как я считал, то пропущенный год счастливой жизни меня вовсе не тронул бы; но возможность пропустить последние 10 минут значила много. Кроме того, чувства, которые я испытывал от воссоединения влюбленных, не изменились бы, узнай я, что они провели вместе не 10 минут, а целую неделю. А вот если бы юноша опоздал, «Травиата» стала бы совсем иной историей. Всякая история повествует о важных событиях и памятных моментах, а не о течении времени. Для нее естественно игнорирование длительности событий, и конец часто определяет ее суть. Одни и те же основные свойства проявляются в правилах нарратива и в воспоминаниях о колоноскопии, отпуске и фильмах. Так работает вспоминающее «я»: оно составляет истории и хранит их для будущего использования.

Не только в опере мы представляем жизнь в виде истории и хотим, чтобы все кончилось хорошо. Если нам рассказывают о гибели женщины, много лет не видевшей дочь, мы хотим знать, встретились ли они перед смертью. Нас волнуют не только чувства дочери; мы хотим улучшить повесть о жизни матери. Наша забота о людях часто выражается в заботе о качестве их истории, а не в заботе об их чувствах. Нас трогают события, меняющие историю уже умерших людей. Если человек умер, веря в любовь жены к нему, мы жалеем его, узнав, что она много лет держала любовника, а с мужем не расставалась только ради его денег. Нам жалко мужа, хотя он прожил счастливую жизнь. Мы сочувствуем унижению ученого, сделавшего великое открытие, которое после его смерти оказалось ошибкой, забывая, что сам он никакого унижения не испытал. Больше всего, разумеется, мы переживаем за «повесть» своей собственной жизни и очень хотим, чтобы история вышла хорошей, а герой — достойным.
Collapse )
  • puho

Телефон ветра

Оригинал взят у mi3ch в телефон ветра



В префектуре Иватэ на восточном побережье Японии стоит телефонная будка, которая не подключена ни к какой сети. Но ею воспользовались более 10 000 человек, которые после землетрясения 2011 года сидели в ней и общались с погибшими или пропавшими без вести родственниками.

via
  • puho

Кристофер Воглер. Кольцевая история

Наиболее популярная форма истории — закрытая, или кольцевая, при которой повествование возвращается в исходную точку. Иногда герой в буквальном смысле слова приходит в то место, откуда начались его странствия. Но порой сюжет закольцовывается только визуально или метафорически, например повторением образа или реплики из первого действия — это один из способов связать концы с концами и придать произведению завершенный вид. После того как герой прошел свой путь, повторяющиеся картины и фразы могут приобрести новое значение. Проблема, поставленная в первом действии, на этапе возвращения нередко переосмысливается. Многие музыкальные пьесы завершаются повторением первоначальной темы в трансформированном виде.

Возвращая странника в мир, который он когда-то покинул, или заставляя его вспомнить прошлое, вы подводите зрителя к сравнению: далеко ли ушел герой, насколько он изменился и насколько его новый мир отличается от прежнего. Иногда для того, чтобы закольцевать сюжет, на этапе возвращения писатель заставляет своего героя сделать что-то такое, что раньше было для него трудно или невозможно, чтобы зрители увидели произошедшую с ним перемену. Герой фильма «Привидение», находясь в обыденном мире, не мог произнести «Я тебя люблю». Но, умерев и пройдя в царстве мертвых множество испытаний, он все же сказал эти важные слова, и жена, оставшаяся в живых, его услышала.

В начале фильма «Обыкновенные люди» герой так подавлен, что не в состоянии съесть завтрак, приготовленный мамой. Это внешнее проявление внутренней проблемы: подросток не способен принимать любовь, так как ненавидит себя за то, что остался жив после гибели брата. Но потом он проходит многоступенчатую процедуру смерти и возрождения и в финале извиняется перед своей девушкой за то, что вел себя, как идиот. Она предлагает зайти к ней и позавтракать, и на этот раз с аппетитом все в порядке. Для зрителя это знак его внутренней перемены. Такое изменившееся поведение героя гораздо эффективнее любых разговоров на эту тему. Воздействие символического языка на зрителей опосредованное, но при этом оно сильнее, чем просто констатация фактов. Так ненароком зрителю дают понять, что некий этап в жизни героя завершен, круг замкнулся и вот-вот начнется следующий цикл.

Кристофер Воглер
  • puho

Кристофер Воглер. Путешествие писателя: мифологические структуры в литературе и кино, часть 3

(...начало см. позавчера)

5. ПРЕОДОЛЕНИЕ ПЕРВОГО ПОРОГА

На этом этапе герой устремляется навстречу приключениям, вступает в особенный мир и преодолевает первый порог. Он принимает условия задачи, которую поставил перед ним зов к странствиям. Именно теперь события начинают развиваться полным ходом. Воздушный шар отрывается от земли, корабль отчаливает от берега, в сердцах двоих поселяется любовь, самолет или ракета взлетает, поезд трогается с места.

В фильме нередко можно выделить три действия: 1) решение героя действовать; 2) собственно действие; 3) его последствия. Преодоление первого порога знаменует поворотный пункт между первым и вторым действиями. Герой преодолел свой страх и готов встретиться с проблемой лицом к лицу. Он твердо настроен на борьбу и не намерен сворачивать с избранного пути

Это тот момент, когда Дороти ступает на дорожку из желтого кирпича, а Аксель Фоули, герой фильма «Полицейский из Беверли-Хиллз», решается нарушить приказ начальства и, покинув привычный мир детройтских улиц, начинает расследовать убийство своего друга.

6. ИСПЫТАНИЯ, СОЮЗНИКИ, ВРАГИ

Collapse )
  • puho

Персонажи для Эпической Истории

Tom Gould рисует крутые иллюстрации. К радости пишущей братии, он придумал и нарисовал забавную карту-таблицу: «Персонажей для Эпической Истории».
Данное упражнение для развития воображения и помогает сдвинуть с мертвой точки забуксовавший сюжет.



Скачайте карту с персонажами. Распечатайте на листе А4. Возьмите игральный кубик. Монетку. Ручку и бумагу.
В левом верхнем углу Герой - это вы или ваш персонаж, про которого вы пишете историю. Бросаем кубик и ходим сколько выпало. На кого выпадает - кладем монетку, у вас вроде встречи с этим персонажем и придумываем ситуацию и диалог.

Если не можете распечатать, можете просто открыть на экране карту и с закрытыми глазами ткнуть пальцем.
Если у вас нет персонажа - не пишется, допустим. Да и о себе не охота писать, первым выбираете главного героя с помощью кубика или вслепую. Вторым ходом уже собеседника.

(из телеграм-канала https://telegram.me/writerstuff)
  • puho

Барбара Майерхофф: первый сторителлер-антрополог

О Барбаре Майерхофф я узнала на курсе нарративной практики. У Барбары была удивительная судьба — и, на мой взгляд, ей удалось прожить как минимум две жизни.

В первой из них она изучала племена индейцев в Мексике (ее исследование вдохновило Кастанеду позаимствовать многие детали для своего цикла), во второй жизни Барбара направилась к культурным корням, много лет организовывая встречи еврейских стариков-эмигрантов в Америке, изучая с точки зрения антрополога то, каким образом люди склонны рассказывать жизненные истории.

Барбара, по сути, первый сторителлер-антрополог, она многое успела записать до смерти от рака в пятьдесят лет. Но немногое из этого перевели на русский язык.

Я не претендую на идеальность перевода, это скорее мой процесс исследования её текстов, более глубокий, чем это возможно при чтении. Для перевода я взяла не всю книгу-сборник “Stories as equipment for living”, а только отрывки. Для понимания всего материала мне явно недостает знания еврейской культуры.

1. Истории как инструмент для жизни


  • первая часть: о том, как и рассказчик, и слушатель в процессе рассказывания отращивают себе душу;

  • вторая часть: про личные истории, которые бросают, как коробки из-под обуви;

  • третья часть: рецепт от Бродячего Еврейского театра, а также рассказ о том, что происходит со слушателем историй.

2. Рассказывая историю

  • puho

Драматическая структура истории

Оригинал взят у writing_cures в Драматическая структура истории (из цикла "Подготовка к серьезному разговору")


Еще один прием, оказывающийся полезным при подготовке к серьезным разговорам – это вписывание этого события (разговора) в сюжетную линию истории, чтобы увидеть основной тематический конфликт, и проецирование этой истории в будущее.

При разработке этого приема я опиралась на идеи Тристины Райнер о драматической структуре истории. Райнер выделяет в сюжете девять основных структурных элементов: 1) инициирующий инцидент; 2) проблема; 3) желание героя; 4) взаимодействие с противником; 5) промежуточные поворотные моменты; 6) предваряющий инцидент; 7) кризис; 8) кульминация; 9) разрешение/осознавание.

Collapse )
story

Маркетинг мертв

Гари Вайнерчук (Gary Vaynerchuk) совладелец и управляющий винного супермаркета «Wine Library» в Спрингфилде, получивший известность как ведущий видеоблога «Wine Library TV», утверждает в своей презентации, что прежний маркетинг мертв и пора продавать историями в социальных сетях.

Collapse )
А на каких платформах продаете вы?